Ковид-госпиталь переполнен «антиваксерами»

Старооскольский ковид-госпиталь работает на пределе мощностей. Свободных коек на сегодняшнее утро было 16. А поступает ежедневно не менее 50 человек. Госпитализировать всех — просто невозможно. В отделении, рассчитанном изначально на 800 мест, сейчас 929 пациентов. В 96 случаях из ста на больничные кровати попадают так называемые «антиваксеры» — противники вакцинации. Репортаж Ларисы Ульяненко.

Девять этажей. Несколько корпусов. Сотни окон. И почти за каждым — боль и страх, надежда и отчаяние. В каждой палате — борьба жизни и смерти. Докторам всё сложнее отвоёвывать пациентов. Слишком быстро новый штамм сжирает лёгкие.

Начиналось всё, как обычная простуда. Пролечился неделю дома. Температура до 39. Ну и, просто лучше не становилось. С каждым днём всё хуже, хуже. Неделю я дома проболел и две недели не помню. Всё было как в бреду каком-то.

— Никита Баклагов


У 27-летнего Никиты, тренера по вольной борьбы, который не пьёт, не курит — 90-процентное поражение лёгких. В госпитале уже два месяца. Каждая фраза даётся с трудом. Огромная победа, что сегодня три часа смог дышать без кислородной маски. На соседней койке — мама парня. Ковидом переболели все: папа, бабушка, дедушка. Никита не прививался. И ему — хуже всех.

Эти 40 дней ада у нас проходят очень тяжело. Как это стремительно всё развивается. Просто стремительно. Ты думаешь простуда. Два-три дня – а тут, оказывается, нужно сразу идти и делать СКТ. Когда мы Никиту привезли, было 30, и через два дня там 60, потом 90. Это был шок. Его сразу в реанимацию.

— Ольга Баклагова


Несмотря на то, что Никита рассказывает знакомым, насколько это страшно, многие считают, их ковид не тронет.

Ну, это надо каждому самому пройти, понять, что это такое. Не верят в основном. Да, не верят многие люди. Через полгода, сейчас ещё пока будут антитела после болезни, через полгода будем прививаться.

— Никита Баклагов


Не верила и Ольга Цымбал. Семья привилась, а она всё тянула.

До того, как я сюда попала, вообще не верила. Мне казалось, это вообще где-то всё в интернете крутится. Что этого на самом деле нет. А теперь полностью поменялось мировоззрение. Как только я смогу, я буду, конечно, и прививаться.

— Ольга Цымбал


Пандемия разделила общество на два лагеря. На тех, кто верит в ковид и вакцину и кто считает, что маски не спасают, а вакцина — зло. Ну что ж: основной удар как раз и принимают антиваксеры. Статистика всё расставила по местам: лишь 3,5% тех, кто оказывается в госпитале — вакцинированы. Остальные 96,5% — отказники. Они и попадают на больничные койки. И коек этих почти не осталось. Палаты уплотняют. Кровати ставят даже в подсобках.

Раньше здесь была кладовка. Три недели назад нам пришлось по всему корпусу доустановить, наверное, порядка 150 коек.

— Кристина Рассадникова, заведующая пульмонологическим отделением

Если три недели назад в день было 120 вызовов, сейчас — 400. Тем, у кого поражение лёгких не такое обширное, отказывают: мест нет.

За последний месяц обращаемость очень сильно увеличилась. От 70 человек, до 230 мы сейчас обслуживаем в сутки. Госпитализируются только средние случаи тяжести и тяжёлые. В среднем это составляет от 50 до 70 человек в сутки. Всех остальных отправляют на амбулаторное лечение. Люди напуганы. Люди требуют госпитализации, скандалят в приёмном отделении. Но, к сожалению, мы госпитализировать всех не можем.

— Анна Каширская, заведующая ковид-госпиталем


Привитые тоже заражаются. Но! Болезнь переносится значительно легче. Надежда Бурцева прививалась в апреле.

Ну, подзаболела вот чуть-чуть. И вот лежу, лечусь. Как простуда лёгкой формы такая. Ну так сейчас чувствую себя ничего. Нормально уже.

— Надежда Бурцева


Госпиталь забит пожилыми. Куда не загляни — непривитые бабушки, дедушки.
Но и молодых немало. Лёгкие поражаются буквально на третий день.

Если раньше, год назад, у нас было немного тяжёлых случаев, то сейчас это 50—60% отделения с процентным поражением выше 50. Палаты переполнены.

— Кристина Рассадникова, заведующая пульмонологическим отделением


Доктора плачут от бессилия. Как ещё объяснять, что остановить маховик и поток гробов может только вакцина? Причём, сделанная трижды. Не доверяете нашей медицине, посмотрите на Израиль.

Это страна, где живут грамотные люди, где самое большое количество Нобелевских лауреатов. Вот что они сделали? Они два раза привили практически 100% населения. Но всё равно у них была заболеваемость ковидом. Была госпитализация. Они приняли решение, что все жители будут привиты третьей прививкой. Бустерной прививкой. Они привились. Что они имеют сейчас? Ровно через две недели заболеваемость резко снизилась. И они сегодня официально пишут, что риск заболеть после третьей прививки снижается в 11 раз, а риск попасть на больничную койку и умереть снижается в 20 раз.

— Светлана Немцева, главврач Старооскольской окружной больницы святителя Луки Крымского


В Осколе ситуация катастрофическая. На помощь докторам брошены все силы. Отданы почти все машины администрации. Автомобили остались разве что у замов главы.

Может возникнуть такой момент, что у нас уже не будет возможности оказывать медицинскую помощь. Вот мы сейчас поставили дополнительные койки. Но до какого момента мы можем это делать? Сколько дней мы ещё продержимся? Неделю? Три дня?

— Светлана Немцева, главврач Старооскольской окружной больницы святителя Луки Крымского


Светлана Немцева не знает ответа. Быть может, спросить у комментаторов в пабликах, острящих про «бараномаски» и «зомбовакцину»? Уж они, конечно, лучше докторов знают, что нас спасёт. И мы непременно спросим. До встречи в ковид-госпитале, господа антиваксеры!